Автор: Вячеслав Егоров

Чем руководствуются судьи?

Хочу рассказать о необычном судебном процессе, в котором я участвовал в 2015 году. Почему необычном? Потому что впервые за много лет суд первой инстанции отказал заявителям в удочерении ребенка. Имена участников я указывать не буду.

Суть дела вот в чем. Ко мне обратилась многодетная мама с просьбой о помощи. Дело в том, что суд первой инстанции в декабре 2014 года отказал ей в удочерении совсем крохотной девочки, от которой в роддоме отказалась родная мать. Я был, мягко говоря, в шоке. Казалось бы, что плохого в том, что семья хочет взять из детдома еще одного ребенка? Это же прекрасно!

Изучив материалы дела и постановление суда первой инстанции, я понял, что судья руководствовалась ни законами, ни представленными фактами, справками, доказательствами, доводами органов опеки и попечительства и даже представителей прокуратуры, которые все были за семью, за возможность удочерения. Судья руководствовалась исключительно своим нежеланием разрешить удочерить. И все. Просто нежеланием…

Разбить все доводы судьи, приведенные ею в постановлении, не составляло никакого труда. Когда я начал составлять апелляционную жалобу в областной суд, иногда я даже смеялся над доводами судьи, настолько парадоксальными они были.

Приведу их здесь, в этой статье.
1. Судья поставила под сомнение характеристики психического состояния старших детей заявителей – Т и И. Однако у родителей имелись справки о том, что ни Т., ни И. не обращались к врачу-психиатру за помощью. Справки мы приложили к жалобе.

2. Судья утверждала, что ветеринарные документы на имеющихся в квартире животных не были предоставлены. Однако все необходимые документы были представлены еще на первом заседании.

3. Судья указывала на малую площадь жилья заявителей и невозможность проживания в нем, так как в нормативно-правовых актах отсутствуют четкие требования к размерам жилой площади. Отмечу, что жилищные условия удовлетворительные и соответствуют нормативно-правовым актам. Этот факт подтвержден и органами опеки и попечительства на основании обследования жилищных условий. Плюс заявителями были поданы все необходимые документы на улучшение жилищных условий.

4. Судья усомнилась в санитарно-гигиеническом состоянии жилья моих клиентов. Однако санитарно-гигиеническое состояние жилья удовлетворительное и соответствует нормативно-правовым актам. Этот факт также подтвержден органами опеки и попечительства на основании обследования жилищных условий. Органы опеки и попечительства располагали необходимыми доказательствами о пригодности жилья для проживания в нем детей.

5. Судья в своем решении противоречила сама себе, указывая на то, что мои клиенты – благополучная семья, жилье пригодно для проживания, мы в состоянии обеспечить необходимые условия, уход детям, и в то же время выражала сомнения в этом. Родительская состоятельность заявителей была подтверждена характеристиками из образовательных учреждений, где обучаются старшие дети.
Более того, если просто вникнуть в слова судьи, то можно прийти к выводу, что она просто унизила честь и достоинства старших детей моих клиентов, оскорбила их, усомнившись в их психическом здоровье.

Возвращаясь к пятому пункту, хочу привести цитату из апелляционного определения областного суда:
«Способность заявителей воспитывать детей, обеспечить им надлежащий уровень образования у судебной коллегии сомнений не вызывает.»

Так почему же эти сомнения появились у судьи районного суда??? Из-за непрофессионализма, некомпетентности? Не знаю. Когда я начинал работать над этим делом, я навел кое-какие справки о судье. Ее охарактеризовали как «из новеньких», но уже ставящую свои принципы и свои взгляды превыше всего.

А ведь именно пятый пункт можно и нужно назвать ключевым в данном деле! Именно от него зависит решение суда. Как видно, апелляционная коллегия областного суда решила иначе, чем судья районного суда.

Судебная коллегия областного суда не согласилась ни с одним доводом судьи суда первой инстанции. Не согласилась с тем, что кандидаты в усыновители не могут обеспечить ребенку условий для развития, тем более, что и органы опеки, и прокуратура поддержали потенциальных усыновителей и не видят причин для отказа. Судебная коллегия согласилась с тем, что кандидаты в усыновители уже наладили контакт с ребенком. Было признано, что заявители здоровы, без медицинских противопоказаний, без судимостей, имеют благоустроенное жилье.

Все доводы судьи «из новеньких» были отвергнуты. Абсолютно ВСЕ!!! И слава Богу!

Чем же можно объяснить такое огромное нежелание разрешить удочерение? Почему судья на первых заседаниях даже не смотрела документы, справки? На основании чего она выносила свое решение, если не рассматривала доказательства??? Просто на основании своего желания отказать в удочерении? В то время как и прокуратура, и органы и попечительства, и представители детдома – все были на стороне моих клиентов…

Лично я до сих пор не могу понять логику судьи. Хотя прошел уже почти год с того момента, как в апелляционной коллегии областного суда мы все же добились справедливости и моим клиентам разрешили удочерить девочку…

Юрист Вячеслав Егоров.

Обучение детей-инвалидов. Что и как?

Как относятся к детям-инвалидам в современном российском обществе? Сказать, что совсем плохо, нельзя, но все равно отношение к деткам, больным тем или иным заболеванием, зачастую негативное. И в школах в том числе. Кстати, об отношениях к инвалидам в обычной школе хорошо показано в художественном фильме «Класс коррекции», в котором рассказывается о том, как девушка, несколько лет обучавшаяся на дому, вынуждена посещать школу. История, конечно, интересная и шокирующая, но такова реальность.

Статья 43 Конституции Российской Федерации не только гарантирует право на образование любому ребенку, не зависимо от состояния его здоровья, физических, функциональных и психических особенностей, но и обязывает родителей предоставить доступ к образованию, что закреплено в законе Российской Федерации «Об образовании».

Дети-инвалиды не являются исключением — об этом говорят законодательство России, конвенция ООН о правах ребенка и различные международно-правовые пакты.

Но, к сожалению, обычные среднеобразовательные школы не готовы принимать у себя детей-инвалидов. В этих учреждениях часто даже нет пандусов для заезда на коляске. А что делать, если ребенок просто физически не может посещать школу?

Дети с ограниченными возможностями всегда испытывают:
— низкую самооценку;
— им присуща неуверенность в себе;
— им тяжело понять и выбрать свою жизненную цель.

Все это ведет к медленному процессу интеграции детей-инвалидов. Решить эти проблемы поможет доступность дистанционного образования и обучения на дому.

ОБУЧЕНИЕ НА ДОМУ.

Когда ребенок-инвалид не может на постоянной основе посещать школу, то он может учиться дома. Принять такое решение могут компетентные органы местной власти.

Права детей-инвалидов на образование закреплены в ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ». Был так же принят ФЗ №93-ФЗ «О внесении изменений в статью 71 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

Для этого родителям требуется представить ряд документов:
— заявление на необходимость проходить обучение малышом дома;
— заключение МСЭ о необходимости ребенку-инвалиду учиться на дому из-за состояния его здоровья.

Родителям необходимо заключить договор с администрацией школы или с органом исполнительной власти, которые осуществляют работу в области образования.
Следует знать, что соглашение на обучение в домашних условиях составляется в определенной форме, которая утверждена законодателем.

Если малыш обучается дома с применением дистанционных средств, то ему на период обучения должны предоставляться средства связи и компьютер за счет бюджета населенного пункта, где проживает ребенок.

ДИСТАНЦИОННОЕ ОБУЧЕНИЕ.

Различают несколько видов дистанционного обучения:
— веб и чат-занятия;
— телеприсутствие;
— телеконференции;
— использование сети Интернет.

При обучении в дистанционном режиме можно:
— проходить обучение в общеобразовательном учреждении, независимо от материальных условий семьи инвалида и от места ее проживания;
— слушать лекции в удобном для себя месте, заниматься по расписанию, согласованному с родителями школьника, применяя специализированное компьютерное оборудование.
— получать дополнительное образование;
— использовать и получать навыки коллективной работы;
— пройти подготовку к поступлению в ВУЗ;
— осуществить развитие творческих способностей школьника;
— принять участие в исследовательской работе;
— получить возможность консультироваться с профильными врачами (психологом, логопедом, дефектологом и т.д.).

Дистанционного обучения позволяет детям-инвалидам получить реабилитацию и коррекцию развития, достичь полной интеграции среди своих сверстников.
Это поможет ребенку-инвалиду дистанционно обучаться и в высшем или среднем профессиональном учреждении, не испытывая сложностей в учебе.

ВОЗМОЖНЫЕ КОМПЕНСАЦИИ.

Обязанность государства – дать инвалиду образование. На эти цели выделяются немалые бюджетные средства. Обязанность осуществляется двумя способами:

— В общеобразовательной школе.
— На дому.

Родителям, обучающих инвалида дома, компенсация выплачивается после того, как ребенок достигнет возраста 6 лет и 6 месяцев. То есть с того периода времени, когда инвалид может начать учебу в общеобразовательной школе. Выплаты компенсации производятся до завершения обучения в школе (по достижению 18 лет).

Срок получения образования в школе может быть увеличен, если у подростка, имеются различные серьезные патологии.

Родители могут согласовать с педагогом из учебного заведения о дополнительных занятиях, но количество часов таких занятий ограничено законом до 3 часов в неделю.

Только фактические расходы на обучение будут компенсированы, и они не должны превышать установленный норматив.

Чтобы семья инвалида получила компенсацию, родители должны подать заявление о необходимости дополнительных общеобразовательных услуг руководителю школы, который утвердит размер компенсации, выплачиваемую семье инвалида.
При составлении заявления, в нем нужно указать:
— паспортные данные;
— справка из ЖЭКа, подтверждающая регистрацию малыша.
— документ о рождении ребенка-инвалида.

Денежные средства на содержание детей-инвалидов в детских садах и школах выделяются бюджетом.

Дети и школьники, имеющие физиологические и психологические патологии, с согласия родителей могут проходить обучение в специальных учебных заведениях.

Обучение в данных заведениях осуществляется с учетом заключения МСЭ. Родители могут выбрать вариант обучения ребенка-инвалида на дому.

Государство предоставляет возможность детям-инвалидам поступать в государственные учебные заведения вне конкурса.

Часто педагог затрудняется подобрать правильную индивидуальную систему обучения ребенка.

У нас в стране очень мало учителей, которые способны обучать таких детей. Цель школы – подготовить ребенка к жизни в социуме и дать ему необходимые для этого знания.

Если образовательное учреждение отказывается предоставлять услуги по обучению ребенка-инвалида на дому, родители должны добиться от директора данного учреждения письменного разъяснения, в котором должен содержаться ответ, почему ребенка-инвалида не хотят принимать.

Родители также имеют полное право в письменной форме обратиться в комитет по образованию (департамент образования) своего города или области, в прокуратуру и даже в суд.

Инвалид – такой же полноценный член общества, гражданин Российской Федерации, как и все остальные. И его права должны соблюдаться!

Юрист Вячеслав Егоров, октябрь 2017 год.

Поборы в школах. Законны ли они?

Совсем недавно в своей группе в ВК я проводил опрос на тему «Сталкивались ли вы с поборами в школах/детсадах?». Результат опроса оказался предсказуемым – большинство ответили, что сталкивались.

Впрочем, для нашего времени это неудивительно. Поборы со стороны руководства образовательных учреждений действительно часто имеют место быть.

Удивило в опросе меня другое – некоторые считают, что эти поборы вполне правомерны, так как учреждения не финансируются. Такое мнение очень ошибочно. Поборы незаконны!!!

Согласно закону № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», вступившего в действие с 01.09.2013г., в школах и детских садах не могут брать плату. «Все расходы на оплату труда преподавателей, покупку учебников и учебных пособий, средств обучения, в том числе — компьютеров и другой цифровой техники, игр, и игрушек…» берет на себя регион. Школа обязана предоставить всё — от учебных материалов и учебников до оборудованных кабинетов бесплатно, за счет бюджетного финансирования Российской Федерации и местных бюджетов.

За что точно не надо платить?
Как известно, конституцией РФ предусмотрено бесплатное дошкольное и основное общее образование, которое предоставляется в государственных или муниципальных учреждениях.

В данных учреждениях в бесплатной форме предоставляется следующее:

1.Дисциплины, входящие в стандарт образования РФ:
— русский язык и литература
— иностранные языки
— математика (алгебра, геометрия)
— информатика
— обществознание
— ИЗО
— труд
— физкультура
— история
— география
— физика
— химия
— биология
— ОБЖ
— право
— экология

Некоторые предметы могут называться по-другому, часть дисциплин может изучаться по желанию. Но этот перечень диcциплин является бесплатным и не требует оплаты.
Допустимо финансирование лишь дополнительных занятий, не входящих в перечень обязательной образовательной программы. Это такие уроки, как уроки астрономии.

2. Учебники и пособия.
Учебники для дисциплин, которые входят в обязательный образовательный стандарт обеспечивают федеральный и региональный бюджеты. Также дело обстоит и с пособиями. Дополнительно оплачивается только учебная литература по доп. занятиям.

3. Охрана школы или детского сада.
Многие родители не знают, что государство обязывает оплачивать организацию безопасности школы или сада самим образовательным учреждениям. Администрация учреждений НЕ ИМЕЕТ заставлять родителей брать на себя эти расходы. Это возможно только по обоюдному согласию сторон, если есть особые пожелания по охране.

4. Ремонт школы/детского сада.
Один из распространенных поборов – сборы на ремонт классов или мебели. Подобные запросы со стороны администрации нарушают законодательство РФ. Важно понимать, что принимать участие в коллективных сборах денежных средств можно, но это должно проходить добровольно и сопровождаться всеми сопутствующими документами.

Куда пожаловаться на поборы в школе и детском саду?

Сначала следует грамотно оценить ситуацию. Необходимо понять, является ли запрос на сбор денег побором или это рекомендательное обращение к размышлению родительского комитета. Иногда финансирования не хватает и администрация предлагает за счёт собственных сил что-то улучшить.

Если вам постоянно навязывают необходимость приобретения не обязательных вещей, всего того, что должны обеспечить учреждения, тогда нужно об этом сообщить в соответствующие инстанции.

Свои обращения необходимо направлять либо в Рособрнадзор (в каждом городе есть отделение, где вы самостоятельно должны будете написать заявление на неправомерные поборы), либо в прокуратуру (это тоже довольно действенный метод.

Вы можете сообщить о беспределе, который творится в вашем учебном заведении как лично, так и онлайн.

Юрист Вячеслав Егоров, сентябрь 2017 год

Знак «Инвалид» в ПДД. Изменение в законе

В мае этого года стало известно, что профильный комитет Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов поддержал законопроект о персонифицированной выдаче автомобильного знака «Инвалид». Согласно документу, этот знак должен выдаваться конкретному человеку с инвалидностью, а не закрепляться за автомобилем.

Авторы законопроекта предложили предоставить право использования этого знака всем инвалидам, независимо от группы инвалидности. Кроме того, знак «Инвалид», по мнению депутатов, может быть установлен на автомобили, в которых перевозятся инвалиды I и II группы или дети-инвалиды.

Но самое главное, данным законопроектом предлагается ввести персонифицированную систему принадлежности автомобильного знака «Инвалид», который должен выдаваться конкретному человеку с инвалидностью, а не закрепляться за автомобилем, как это происходит сейчас.

Необходимо напомнить, что, согласно действующему законодательству, знак «Инвалид» закрепляется за конкретным автомобилем. Этот знак дает людям с инвалидностью право на бесплатную парковку на специально отведенных для этого парковочных местах.

Но в то же время это приводит к множеству злоупотреблений – нередко этот знак устанавливают на свои автомобили совершенно здоровые люди, которых не пугает возможный штраф в размере 5000 рублей.

Проект закона также определяет, кем может быть выдан автомобильный знак «Инвалид». Это право будет предоставлено либо министерству внутренних дел, либо структурам медико-социальной экспертизы.

Председатель профильного комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов отметил, что принятие закона о персонифицированной выдаче автомобильного знака «Инвалид» обяжет органы исполнительной власти определить процедуру его получения, а также устранит злоупотребления в этой сфере и позволит избежать недопонимания при использовании парковочных мест для людей с инвалидностью.

Когда будет окончательно принят данный законопроект, пока неизвестно. Как только текст закона будет доступен, вы обязательно узнаете на моем сайте и в моих группах.

Юрист Вячеслав Егоров, август 2017 год

Юристы гарантий не дают…

За всё время работы (за девять лет) меня постоянно спрашивают о шансах на положительный исход дела. Вопросы вроде «Каковы шансы выиграть суд?», «Что нужно для положительного результата?», «Вы можете дать гарантии успеха?» я слышу и читаю довольно часто. И всегда отвечаю одинаково, что ни один юрист не даст стопроцентную гарантию того, что судебный процесс завершится в пользу клиента. Повторю – НИ ОДИН!

Почему же так? Казалось бы, юристы должны прилагать все свои усилия, все знания для успешного завершения дела. Но, к сожалению, даже усилий и знаний юристов недостаточно… И существует множество факторов, от которых юристы не зависят, какими бы профессионалами они не были бы. Рассмотрим хотя бы некоторые из этих факторов:

Несовершенство судебной системы. Да, именно этот фактор является, пожалуй, одним из главных. Люди в мантиях, то есть судьи, зачастую принимают решения, основываясь исключительно на своих желаниях, на своих эмоциях, но не опираясь на факты и законодательство. Подобные случаи очень нередки, к большому сожалению. Следует еще добавить и то, что суды сами нарушают Гражданский Процессуальный Кодекс, другие нормы, то отказывая в каком-либо ходатайстве, то изготавливая решение в срок, превышающий положенный по закону, то вообще не предоставляя сторонам, участвующим в деле, доступ к документам, в том числе и к копиям решений и постановлений.

Пробелы в законодательстве. Да, наши российские законы настолько несовершенны, что очень часто противоречат друг другу. Бывают случаи, когда в одном Кодексе о каком-либо моменте или явлении говорится одно, а в другом Кодексе об этом же моменте или явлении говорится совершенно другое. И эти противоречия очень мешают работе юристов. И сделать в таких случаях зачастую ничего невозможно. Приходится что-то придумывать, искать хоть какую-нибудь лазейку. Но это очень и очень трудно.

Человеческий фактор. Бывает и так, что очень ценный свидетель, согласившийся дать показания в суде, в самый последний, в самый неподходящий момент отказывается от участия в процессе. И как бы его ни уговаривали, он своего решения не изменит. А если и изменит, то в зале заседания скажет не то, что нужно.

Равнодушие органов власти. В судебном заседании всегда необходимо предъявлять какие-то справки, документы, ответы на запросы, заключения. Чтобы получить нужные доказательства, приходится часами сидеть в очередях, писать десятки заявлений, ходатайств, на которые отвечают очень и очень редко. Хорошо, если вообще отвечают… Добиться необходимой справки бывает практически нереально даже юристу, я уже не говорю о самих людях, которые самостоятельно, без юриста обращаются в суд.

Ну, и, наконец, сам клиент. Человек, обратившийся к юристу за помощью, далеко не всегда помогает самому юристу – не предоставляет всю информацию по делу, что-то скрывает, не дает юристу всех документов. Конечно, это может быть обусловлено желанием не выставлять напоказ что-то сугубо личное. Но именно это «сугубо личное» часто и оказывается самым важным в деле… Поэтому юристы всегда просят рассказывать абсолютно всё, предоставлять абсолютно все документы, даже самые неприятные.

Именно поэтому я никогда не даю никаких гарантий. Да и другие юристы тоже. О шансах мы обычно говорим – 50% на 50%. Но эти проценты чисто условны. Абсолютно все решают только судьи, в какой бы инстанции не проходил процесс. Да, юрист обязан тщательно подготовиться к делу, подготовить клиента, свидетелей, собрать доказательства. На протяжении всего времени подготовки к процессу и во время самого процесса юрист должен быть на связи с клиентом и свидетелями постоянно. Но за результат юрист не отвечает. За результат отвечают только судьи!

Поэтому, когда меня спрашивают о шансах на положительный результат, я отвечаю просто:

«Юристы гарантий не дают».

Вячеслав Егоров, июль 2017 год.

Об инвалидах СМИ должны говорить больше!

«Проблемы инвалидов решаются», «Права инвалидов соблюдаются», «Госпрограмма «Доступная среда» работает»… Эти и многие другие «оправдания» из уст чиновников разного ранга мы слышим постоянно. Но только это всего лишь слова, обещания. На деле все очень и очень плохо, плачевно.

Да, по ТВ-каналам мы видим сюжеты о проблемах лиц с ограниченными возможностями здоровья (далее – инвалидов), о том, как строятся пандусы, как инфраструктуры городов, мягко говоря, становятся приспособленными для передвижения инвалидов и так далее. Но на все это просто мерзко смотреть. Корреспонденты больше дают говорить не самим инвалидам, которые хотят заявить о своих проблемах, а чиновникам, депутатам, главам администраций, которые, наоборот, хотят скрыть эти проблемы. А если не скрыть, то сгладить их.

А ведь должно быть наоборот. Корреспонденты должны больше говорить с самими инвалидами, должны показывать их быт, их жизнь, их проблемы, а не лица чиновников. Согласен, что такой сюжет будет казаться несмотрибельным, неинтересным. Но именно такие сюжеты и должны быть! В трехминутном ролике как минимум две минуты должно уделяться инвалиду, и только одна минута ответам чиновников. Не укладывается в формат? Расширьте время сюжета до четырех минут, сократив рекламу или очередные обещания властьимущих. Но, повторю, об инвалидах и их проблемах СМИ должны говорить и писать больше!!!

Я, Вячеслав Егоров, инвалид 1 группы и юрист по образованию, с радостью предлагаю свои услуги печатным СМИ. Я готов консультировать газеты, журналы, интернет-СМИ по проблемам инвалидов. Я готов сам рассказывать об этих самых проблемах, так как знаю о них непонаслышке. Да и телеканалам я готов давать консультации при условии добавления субтитров с моими словами, так как речь у меня нарушена.

Я предлагаю свои услуги СМИ, потому что, только максимально озвучивая проблемы инвалидов, мы все вместе можем их решить.

Об инвалидах СМИ должны говорить больше!

Вячеслав Егоров, июнь 2017 год.

Суды для инвалидов недоступны

Много разговоров ходит о судебной реформе, которая длится уже 25 с лишним лет. Что подразумевается под этой реформой – непонятно до сих пор. О независимости судов речи нет вообще. О беспристрастности тоже. Ну а о доступности судов для лиц с ограниченными возможностями здоровья (далее – инвалидов) я вообще молчу. Большинство зданий судов абсолютно не приспособлено для инвалидов – нет ни пандусов, ни лифтов, ни подъемников, ничего. Судебные приставы, находящиеся в здании, не очень-то горят желанием помогать инвалидам, кем бы этот инвалид ни был – потерпевший истец, ответчик, свидетель или даже юрист, представляющий интересы клиента. Да-да, и среди юристов встречаются инвалиды.

Трудоустройство инвалидов. Актуальность, проблемы, законодательство

В настоящее время ни для кого не является секретом, что количество инвалидов чрезвычайно велико не только в нашей стране, но и во всем мире. По данным ООН, в начале 1990-х годов в мире насчитывалось приблизительно 0,5 миллиарда инвалидов, то есть примерно 10% населения Земного шара.

Побои в семье — возврат к варварству

Случилось то, чего опасались и правозащитники, и простые граждане. Госдума приняла законопроект о декриминализации побоев в отношении членов семьи и других близких лиц. То есть фактически, что бы ни говорили депутаты-авторы законопроекта, дети, жены и другие члены семьи теперь становятся абсолютно беззащитны. Давайте разберем этот вопрос более подробно.

Как отмечают авторы законопроекта, в частности, депутат Ольга Баталина: «Данным законопроектом предусматривается внесение изменений в статью 116 УК РФ путем исключения “побоев в отношении близких лиц” из числа преступлений. Таким образом, побои в отношении членов семьи, других близких лиц будут отнесены к административным правонарушениям».

Это значит, что если отец в пьяном состоянии едва не убил ребенка, то его действия будут квалифицироваться как административное правонарушение. А вот когда, не приведи Господь, убьет, тогда уже это будет уголовное правонарушение… Не абсурд ли? Или муж сможет постоянно бить жену, зная, что отделается всего лишь каким-то штрафом в размере 5 тысяч рублей. На мой профессиональный, да и чисто человеческий взгляд, это просто бред. Принятый законопроект просто аморален. И хоть и уточняется, что лицо, повторно совершившее подобное деяние, будет привлекаться по уголовному законодательству, но все равно, как-то не по-человечески выглядит все это.

Более того, принятие данного законопроекта явно нарушает Европейскую социальную хартию, в которой содержится требование обеспечить защиту детей от насилия. Также отмечу, что Россия до сих пор не подписала и не ратифицировала Стамбульскую конвенцию (о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье)».

Таким образом, действия депутатов Госдумы по принятию вышеназванного законопроекта о декриминализации побоев в отношении членов семьи и других близких лиц не подпадают под нарушения Стамбульской конвенции – ведь Россия ее не подписала. Значит, родители могут бить детей до полусмерти, мужья могут избивать жен… Получается, что так. К сожалению, так.

Нам мало самоубийств детей и подростков, которые, кстати, вполне могут происходить из-за насилия над ними в семье. Нам мало случаев, когда матери убивают младенцев, выбрасывая их с балконов. Нам мало стоящих на дороге девушек-проституток, которые тоже, возможно, становятся ими не от хорошей жизни, а от семейных драм. Нам этого мало… Надо еще разрешить на законодательном уровне побои в семье. До кучи…

Я не люблю оглядываться на Запад, не люблю цитировать высказывания западных политиков и прочих деятелей, но сейчас позволю себе процитировать слова Генерального Секретаря Совета Европы Турбьёрна Ягланда, которые он изложил в письме председателю Госдумы России Вячеславу Володину и спикеру Совета Федерации Валентине Матвиенко:
«Я призываю вас сделать все, что в ваших силах, чтобы упрочить право российских семей жить без насилия и запугивания. Перевод побоев в семье из разряда уголовных преступлений в административные было бы явным признаком движения назад в России».

Повторю, я не сторонник Запада и его политики. Но со словами господина Ягланда я соглашусь на все 100 процентов. Принятие закона о декриминализации побоев в отношении членов семьи и других близких лиц – это явный шаг назад для России. Это фактически движение к средневековью, к XVI-XIX векам, когда побои в семье были нормальным явлением. Это возврат к варварству.

Мне бы очень не хотелось, чтобы мои дети росли в таких условиях. Я, как юрист по семейному праву, уже сейчас предвижу шквал обращений от пострадавших от побоев жен, матерей, подростков. Это неминуемо, к моему глубокому сожалению… И хоть наши представители власти часто и твердят о том, что Россия – социальное государство, где все для народа, даже по своей уже многолетней практике я вижу, что это не так. Каждый новый принятый закон (или почти каждый) направлен именно против народа.

Увы, но это факт. Скорбный, но факт…

Вячеслав Егоров, январь 2017 год

Любая работа требует оплаты

Именно в эти дни исполняется ровно семь с половиной лет, как я начал свою юридическую практику. В июле 2009 года я получил диплом и начал работать. Немного цифр:

— 7,5 лет юридической практики;
— участие в 9 судебных процессах;
— 7 из 9 судебных дел завершилось успешно;
— сотни тысяч консультаций в социальных сетях, по электронной почте и при встрече лично;
— сотни исковых заявлений в различные судебные инстанции;
— сотни обращений от имени граждан в Правительство РФ, Правительство Тульской области, администрации г.Тула и других муниципальных образований Тульской области;
— работа юрисконсультом в Институте Законоведения и Управления Всероссийской Полицейской Ассоциации;
— работа в Государственно-правовом комитете при Правительстве Тульской области;
— работа общественным помощником Уполномоченного по правам ребенка в Тульской области;
— благодарности от Уполномоченного по правам ребенка в Тульской области за работу в области защиты прав детей.

Да, эти цифры – это данные о моей работе, которой я посвящаю практически 16-18 часов в сутки 7 дней в неделю. Я не хвалюсь – никогда не любил хвалиться. Я только констатирую факты.

Как я писал выше, большинство консультаций я даю в социальных сетях (Одноклассники, Вконтакте, Фейсбук, Твиттер) и по электронной почте. И, хоть я и пишу о том, что отдельным категориям граждан я предоставляю скидки, а некоторым помогаю бесплатно, но я все же рассчитываю пусть даже на символическую плату за свою работу. Почти круглосуточную работу. Понимаю, что в сети Интернет через монитор практически невозможно заставить человека заплатить за консультацию. Но прошу учитывать, что у меня расценки за услуги в два-три раза дешевле, чем у других юристов и адвокатов. Если у меня стоимость консультации 500 рублей, то большинство других юристов берут за консультацию 1000 и больше.

Да, есть юристы, которые первую консультацию дают бесплатно. Но это делается исключительно для того, чтобы клиент в дальнейшем шел именно к ним. Я же на это не претендую. Я никогда не прописываю нигде пункты о том, что если клиент один раз обратился ко мне, то больше он не имеет права обращаться ни к какому другому юристу. Хотя я действительно видел такие договора. И считаю эти договора просто аморальными!

Уважаемые клиенты, на моем сайте есть раздел «Услуги и цены», где указаны мои расценки, услуги, которые я оказываю, и самые различные способы оплаты – от банковского счета до электронных платежных систем.

Я никогда не откажу в помощи в области семейного права, всегда буду защищать права детей, но я прошу относиться к моей работе с уважением и оплачивать ее. Ведь любая работа требует оплаты. И моя в том числе.

Вячеслав Егоров, январь 2017 год