Метка: суд

Чем руководствуются судьи?

Хочу рассказать о необычном судебном процессе, в котором я участвовал в 2015 году. Почему необычном? Потому что впервые за много лет суд первой инстанции отказал заявителям в удочерении ребенка. Имена участников я указывать не буду.

Суть дела вот в чем. Ко мне обратилась многодетная мама с просьбой о помощи. Дело в том, что суд первой инстанции в декабре 2014 года отказал ей в удочерении совсем крохотной девочки, от которой в роддоме отказалась родная мать. Я был, мягко говоря, в шоке. Казалось бы, что плохого в том, что семья хочет взять из детдома еще одного ребенка? Это же прекрасно!

Изучив материалы дела и постановление суда первой инстанции, я понял, что судья руководствовалась ни законами, ни представленными фактами, справками, доказательствами, доводами органов опеки и попечительства и даже представителей прокуратуры, которые все были за семью, за возможность удочерения. Судья руководствовалась исключительно своим нежеланием разрешить удочерить. И все. Просто нежеланием…

Разбить все доводы судьи, приведенные ею в постановлении, не составляло никакого труда. Когда я начал составлять апелляционную жалобу в областной суд, иногда я даже смеялся над доводами судьи, настолько парадоксальными они были.

Приведу их здесь, в этой статье.
1. Судья поставила под сомнение характеристики психического состояния старших детей заявителей – Т и И. Однако у родителей имелись справки о том, что ни Т., ни И. не обращались к врачу-психиатру за помощью. Справки мы приложили к жалобе.

2. Судья утверждала, что ветеринарные документы на имеющихся в квартире животных не были предоставлены. Однако все необходимые документы были представлены еще на первом заседании.

3. Судья указывала на малую площадь жилья заявителей и невозможность проживания в нем, так как в нормативно-правовых актах отсутствуют четкие требования к размерам жилой площади. Отмечу, что жилищные условия удовлетворительные и соответствуют нормативно-правовым актам. Этот факт подтвержден и органами опеки и попечительства на основании обследования жилищных условий. Плюс заявителями были поданы все необходимые документы на улучшение жилищных условий.

4. Судья усомнилась в санитарно-гигиеническом состоянии жилья моих клиентов. Однако санитарно-гигиеническое состояние жилья удовлетворительное и соответствует нормативно-правовым актам. Этот факт также подтвержден органами опеки и попечительства на основании обследования жилищных условий. Органы опеки и попечительства располагали необходимыми доказательствами о пригодности жилья для проживания в нем детей.

5. Судья в своем решении противоречила сама себе, указывая на то, что мои клиенты – благополучная семья, жилье пригодно для проживания, мы в состоянии обеспечить необходимые условия, уход детям, и в то же время выражала сомнения в этом. Родительская состоятельность заявителей была подтверждена характеристиками из образовательных учреждений, где обучаются старшие дети.
Более того, если просто вникнуть в слова судьи, то можно прийти к выводу, что она просто унизила честь и достоинства старших детей моих клиентов, оскорбила их, усомнившись в их психическом здоровье.

Возвращаясь к пятому пункту, хочу привести цитату из апелляционного определения областного суда:
«Способность заявителей воспитывать детей, обеспечить им надлежащий уровень образования у судебной коллегии сомнений не вызывает.»

Так почему же эти сомнения появились у судьи районного суда??? Из-за непрофессионализма, некомпетентности? Не знаю. Когда я начинал работать над этим делом, я навел кое-какие справки о судье. Ее охарактеризовали как «из новеньких», но уже ставящую свои принципы и свои взгляды превыше всего.

А ведь именно пятый пункт можно и нужно назвать ключевым в данном деле! Именно от него зависит решение суда. Как видно, апелляционная коллегия областного суда решила иначе, чем судья районного суда.

Судебная коллегия областного суда не согласилась ни с одним доводом судьи суда первой инстанции. Не согласилась с тем, что кандидаты в усыновители не могут обеспечить ребенку условий для развития, тем более, что и органы опеки, и прокуратура поддержали потенциальных усыновителей и не видят причин для отказа. Судебная коллегия согласилась с тем, что кандидаты в усыновители уже наладили контакт с ребенком. Было признано, что заявители здоровы, без медицинских противопоказаний, без судимостей, имеют благоустроенное жилье.

Все доводы судьи «из новеньких» были отвергнуты. Абсолютно ВСЕ!!! И слава Богу!

Чем же можно объяснить такое огромное нежелание разрешить удочерение? Почему судья на первых заседаниях даже не смотрела документы, справки? На основании чего она выносила свое решение, если не рассматривала доказательства??? Просто на основании своего желания отказать в удочерении? В то время как и прокуратура, и органы и попечительства, и представители детдома – все были на стороне моих клиентов…

Лично я до сих пор не могу понять логику судьи. Хотя прошел уже почти год с того момента, как в апелляционной коллегии областного суда мы все же добились справедливости и моим клиентам разрешили удочерить девочку…

Юрист Вячеслав Егоров.

Юристы гарантий не дают…

За всё время работы (за девять лет) меня постоянно спрашивают о шансах на положительный исход дела. Вопросы вроде «Каковы шансы выиграть суд?», «Что нужно для положительного результата?», «Вы можете дать гарантии успеха?» я слышу и читаю довольно часто. И всегда отвечаю одинаково, что ни один юрист не даст стопроцентную гарантию того, что судебный процесс завершится в пользу клиента. Повторю – НИ ОДИН!

Почему же так? Казалось бы, юристы должны прилагать все свои усилия, все знания для успешного завершения дела. Но, к сожалению, даже усилий и знаний юристов недостаточно… И существует множество факторов, от которых юристы не зависят, какими бы профессионалами они не были бы. Рассмотрим хотя бы некоторые из этих факторов:

Несовершенство судебной системы. Да, именно этот фактор является, пожалуй, одним из главных. Люди в мантиях, то есть судьи, зачастую принимают решения, основываясь исключительно на своих желаниях, на своих эмоциях, но не опираясь на факты и законодательство. Подобные случаи очень нередки, к большому сожалению. Следует еще добавить и то, что суды сами нарушают Гражданский Процессуальный Кодекс, другие нормы, то отказывая в каком-либо ходатайстве, то изготавливая решение в срок, превышающий положенный по закону, то вообще не предоставляя сторонам, участвующим в деле, доступ к документам, в том числе и к копиям решений и постановлений.

Пробелы в законодательстве. Да, наши российские законы настолько несовершенны, что очень часто противоречат друг другу. Бывают случаи, когда в одном Кодексе о каком-либо моменте или явлении говорится одно, а в другом Кодексе об этом же моменте или явлении говорится совершенно другое. И эти противоречия очень мешают работе юристов. И сделать в таких случаях зачастую ничего невозможно. Приходится что-то придумывать, искать хоть какую-нибудь лазейку. Но это очень и очень трудно.

Человеческий фактор. Бывает и так, что очень ценный свидетель, согласившийся дать показания в суде, в самый последний, в самый неподходящий момент отказывается от участия в процессе. И как бы его ни уговаривали, он своего решения не изменит. А если и изменит, то в зале заседания скажет не то, что нужно.

Равнодушие органов власти. В судебном заседании всегда необходимо предъявлять какие-то справки, документы, ответы на запросы, заключения. Чтобы получить нужные доказательства, приходится часами сидеть в очередях, писать десятки заявлений, ходатайств, на которые отвечают очень и очень редко. Хорошо, если вообще отвечают… Добиться необходимой справки бывает практически нереально даже юристу, я уже не говорю о самих людях, которые самостоятельно, без юриста обращаются в суд.

Ну, и, наконец, сам клиент. Человек, обратившийся к юристу за помощью, далеко не всегда помогает самому юристу – не предоставляет всю информацию по делу, что-то скрывает, не дает юристу всех документов. Конечно, это может быть обусловлено желанием не выставлять напоказ что-то сугубо личное. Но именно это «сугубо личное» часто и оказывается самым важным в деле… Поэтому юристы всегда просят рассказывать абсолютно всё, предоставлять абсолютно все документы, даже самые неприятные.

Именно поэтому я никогда не даю никаких гарантий. Да и другие юристы тоже. О шансах мы обычно говорим – 50% на 50%. Но эти проценты чисто условны. Абсолютно все решают только судьи, в какой бы инстанции не проходил процесс. Да, юрист обязан тщательно подготовиться к делу, подготовить клиента, свидетелей, собрать доказательства. На протяжении всего времени подготовки к процессу и во время самого процесса юрист должен быть на связи с клиентом и свидетелями постоянно. Но за результат юрист не отвечает. За результат отвечают только судьи!

Поэтому, когда меня спрашивают о шансах на положительный результат, я отвечаю просто:

«Юристы гарантий не дают».

Вячеслав Егоров, июль 2017 год.

Суды для инвалидов недоступны

Много разговоров ходит о судебной реформе, которая длится уже 25 с лишним лет. Что подразумевается под этой реформой – непонятно до сих пор. О независимости судов речи нет вообще. О беспристрастности тоже. Ну а о доступности судов для лиц с ограниченными возможностями здоровья (далее – инвалидов) я вообще молчу. Большинство зданий судов абсолютно не приспособлено для инвалидов – нет ни пандусов, ни лифтов, ни подъемников, ничего. Судебные приставы, находящиеся в здании, не очень-то горят желанием помогать инвалидам, кем бы этот инвалид ни был – потерпевший истец, ответчик, свидетель или даже юрист, представляющий интересы клиента. Да-да, и среди юристов встречаются инвалиды.